Жизнь на Марсе: Интервью с инженером авиакосмической промышленности (и популярным героем мемов) Бобаком Фердоуси

bobak-qa

17 ноября журналисты в сфере молодежной политики Сади Круз и Ниа Эшли провели множество интервью со спикерами на конференции TEDYouth. Их интервью-сессия будет публиковаться в TED Blog на протяжении нескольких последующих недель. Ниже представлено интервью, которое провела Ниа.

Руководитель Миссии Марсохода, Бобак Фердоуси, наиболее известен посадкой двухтонного робота на Марс. «Мохавк Гай» — как его назвали тысячи интернет-фоллоуверов, также прославился тем, что является не самым типичным представителем НАСА.

За ночь до его выступления на TEDYouth он согласился обсудить с TED блогом Марс, его собственную неожиданную популярность, и то, как скоро можно будет сообщить об Авианосце США.

Ниа Эшли: Итак, вы провели миссию на Марс. Это потрясающе. Вы можете немного рассказать об этом?

Бобак Фердоуси: Я работал на Миссии Марсохода Марсианской научной лаборатории примерно девять лет. Я достиг должности Руководителя Полета экипажа и посадочных операций. Что сказать, это самая классная вещь, которую я когда-либо делал.

НЭ: Что делает руководитель полета?

БФ: В целом, такая ответственность существует для того, чтобы удостовериться в том, что действия, которые мы совершаем, безопасны для космического корабля, что мы понимаем последствия, в случае, если что-то пойдет не так. Каков выход из ситуации? Что мы будем делать? И потом я работаю с командой, когда они планируют действия и когда они совершают их, я должен быть уверенным, что мы все проработали.

НЭ: А что если вы просто уроните робота или он отскочит или перевернется на спину, как черепаха?

БФ: Я думаю, это положит всему конец. Его никак нельзя вернуть в исходное положение, если он на Марсе.

НЭ: Итак, каков ваш обычный день, на момент совершения полета?

БФ: Вообще, есть 2 вида деятельности. Есть деятельность, которая основывается на том, что случилось за день до этого — например, мы исследовали скалу, и мы хотим пойти исследовать скалу. Но есть дела, которые мы хотим совершить где-то через месяц, например, мы хотим попытаться начать бурение на Марсе. Итак, мы хотим понять: какие взаимодействия должны там возникнуть? Часть, над которой я работаю сейчас, это обеспечение условий для осуществления этих действий к тому времени, когда это будет нужно .

НЭ: Почему вы думаете, что Земля настолько перегружена, что следует искать жизнь на других планетах?

БФ: Я думаю, это естественное человеческое стремление — понять, каково наше место во Вселенной? Мы живем на замечательной планете, и все, что происходит вокруг нас, замечательно, но как это вписывается в устройство вещей? Другие планеты, они так отличаются от нашей, и вы думаете: «А что если там есть жизнь? А что если она похожа на нашу? Что может отличаться?»

Это трудно, потому что у нас есть информационное убеждение: Я живу на Земле. Вероятно, у нас есть много информации по этому вопросу, но потом мы пытаемся понять: Будет ли жизнь (на других планетах) более разумной, чем наша? Приживаются ли там бактерии? Как она будет выглядеть? Это трудоемкий процесс научного понимания.

НЭ: Вы — интернет-сенсация. Относитесь ли вы положительно к тому факту, что вы сделали науку популярной? Или «Это моя работа»?

БФ: Я люблю свою работу, поэтому я сосредотачиваюсь на ней, но когда я горю желанием привлечь внимание к тому, что я думаю, это действительно крутая работа. Мне нравится, что люди смотрят на меня как на человека, который выглядит по-другому — на самом же деле, это не так! Вот как многие инженеры и ученые выглядят в наши дни. Стереотип устарел, поэтому классно, когда дети видят это так, и понимать, что вы можете быть своим человеком. Мы привлекаем все виды типажей и внешнего облика и все такое, чтобы дать начало этим миссиям. В этом проекте участвовало 3000 человек разных по полученному образованию, происхождению и т.д. Это круто, что все было показано в новом свете.

НЭ: Что, на ваш взгляд, наиболее вероятно: существование Марсиан или жизнь на одном из спутников Галилея, таких как Европа или Титан?

БФ: Трудный вопрос. Я — большой фанат Европы. Я люблю Марс, я думаю, он и вправду потрясающий,  но мы там были и, похоже на то, что там нет жизни. Европа, кажется, окутана тайной, как Марс когда-то. Ледяной спутник, скорей всего с океаном в центре, он теплее, вулканический, и мы знаем, что жизнь на Земле существует на самом дне океана возле жерл вулкана. Итак, как по мне, вероятность того, что там есть жизнь, существует.

НЭ: Насколько сильно мы приблизились к истории из сериала «Звездный путь»? Потому что именно это меня интересует.

БФ: Я полагаю, мы очень далеко от «Звездного пути». Но что считаю по-настоящему крутым в отношении «Звездного пути», и я думаю, это до сих пор так, это то, что мы постоянно приближаемся к международному сотрудничеству во всем, что мы делаем. Вряд ли у нас появится двигатель трансформации пространства, или транспортёров в скором времени, но идея того, что все страны будет действовать сообща, с этим желанием планетарного масштаба исследовать космос, мне кажется, мы очень скоро достигнем этого.

НЭ: Если бы вы встретились с самим собой в подростковом возрасте сегодня, что бы вы сказали ему?

БФ: Что все наладится? Нет, ну знаете, так смешно, но будучи занудой, вы чувствуете себя немного изгоем в детстве, и до сих пор мы живем в ту эпоху, где быть занудой нормально. На самом деле, это более подходящий и классный выбор, что ли. Это даёт мне надежду: Я бы сказал себе-подростку вот что. Типа: «Послушай, через 10 лет тебе понравится то, что ты читаешь всю эту фантастику. В своей комнате. Без друзей».

Интересно послушать любимые TED выступления Бобака Фердоуси? Смотрите его плейлист под названием «Наш дом внутри вселенной» >>

Автор перевода: Элеонора Мартиян
Источник: blog.ted.com

Похожие статьи

Астроном, актриса, пример для подражания: Аомава Шилдс ищет жизнь на других планетах
Могут ли кометы объяснить причины существования жизни на Земле? Уроки мелом