Почему я хочу, чтобы вы украли мои идеи

Писатель Сет Годин объясняет, почему он совсем не возражает, если вы украдете его идеи… но вы должны пообещать, что сделаете их лучше.

godin

Пожалуйста, не надо красть мою машину.

Если вы на ней уедете, у меня ее больше не будет, а это ужасно неудобно.

Пожалуйста, не надо красть мою личность или репутацию. Они плохо переносят путешествия, и всякий раз, когда вы будете их использовать, вы будете портить то, что принадлежит мне.

Но мои идеи? Да, конечно, пожалуйста, забирайте их.

Ограниченность ресурсов, лежащая в основе индустриальной экономики (то, что не принадлежит вам, принадлежит мне) привела к тому, что мы составили ошибочное представление об идеях. Если каждый человек в городе придет на мой завод и возьмет бесплатный образец моей продукции, я разорюсь. Но если каждый человек в мире возьмет бесплатный образец одной из моих идей (или хотя бы одной из моих хороших идей), мы все станем богаче.

На прошлой неделе я получил письмо от одной читательницы. Она страшно сердилась на другого блоггера и хотела, чтобы я обрушил на него свой гнев. По словам моей преданной читательницы, он украл многие мои идеи, публикуя посты один за другим, но не используя мои слова, что ясно дало ей понять, что он охотится на моей территории.

Это не так, заверил я ее. Он ничего у меня не украл, он построил нечто новое, синтезировав идеи и опыт, чтобы сделать еще один шаг —  шаг, доступный каждому из нас.

Это не моя территория. Она наша. И здесь никто не охотится… Если уж на то пошло, то мы занимаемся земледелием, и перекрестное опыление идет на пользу всем нам.

Как мы смеем критиковать изобретателя, или автора, или лидера за то, что он «украл чьи-то идеи»? Идеи нельзя украсть, потому что идеи не уменьшаются, когда ими делятся, они наоборот становятся больше.

Это одна из причин, почему рост патентного троллинга среди инноваторов, которые в другой ситуации вели бы себя вполне честно, вызывает такую тревогу. Патентные тролли используют угрозу продолжительных судебных процессов, чтобы вымогать деньги у совершенно невиновных предпринимателей. Патентный тролль – это эгоистичное существо, распускающее ложные утверждения ради личной выгоды, ему место где-нибудь под мостом, а не на сцене или у нас на книжной полке. Это ошибочное понимание морального и правового значения кражи идей имеет чудовищное влияние.

О чем патентные тролии умалчивают, поскольку их положение шатко и доказательств у них нет, так это о том, что дорогая бюрократическая патентная система вообще ничего не делает, чтобы повысить вероятность создания новых идей и, главное, нового роста продуктивности. Патенты разрабатывались, чтобы защищать не идеи (идеи нельзя запатентовать), а конкретные инновационные разработки, воплощенные в жизнь.

Тролли и их собратья, борцы за авторские права, хотели бы усилить культурный сдвиг, произошедший еще во времена Генри Форда и Фрэнка Синатры. Они хотели бы, чтобы люди боялись брать чужие идеи. Мы не должны остерегаться тех, кто крадет идеи. Мы должны жестко критиковать тех, кто считает это проблемой.

Мэтт Ридли, как многие знают, однажды отметил, что никто не знает, как сделать компьютерную мышь. Для этого вам нужно соединить в себе талант металлурга, специалиста по пластику, какого-нибудь рукководителя системы поставок, компьютерного гения и т.д. Производительность нашего поколения это не производительность продуктивного сборочного конвейера (это старая школа). Нет, наша производительность – это производительность связей.

Экономика связей вступает в действие, как только начинается закат славных дней индустриального века. Экономика связей поощряет координацию, совместное пользование и доверие. Все эти три компонента основаны на уникальной способности нашего биологического вида к краже идей.

Когда два человека встречаются на танцполе, происходит обмен идеями. Мое движение, твое движение. Когда два человека играют в шахматы, они оба становятся чуточку умнее. И когда один шеф повар присоединяется к другому на кухне, не выраженный словами обмен идеями двигает современное положение дел вперед.

Это кража – положить сырую рыбу на приправленный рис? А подать пиццу, приготовленную на гриле, не отдав должное Аль Форно в Роуд-Айленде? В какой момент мы можем перестать называть это кражей и просто сказать, что это восхитительно вкусно?

Конечно, есть разница между кражей и присвоением. Когда вы притворяетесь, что чьи-то чужие слова – это ваши слова, вы уже забираете не идею, а ее воплощение. Когда вы делаете вид, что вы автор, первоисточник, а на самом деле им не являетесь, вы подрываете собственную работу, претендуя на авторство, хотя вы всего лишь вносите вклад в синтез идей. Это наносит вред и вашей репутации, и репутации человека, у которого вы украли идею, потому что наше общество придает большое значение авторству и первоисточнику.

Удивительно, но, признавая чьи-то заслуги, вы ничего не теряете. Как и в случае с идеями, чем больше признаются чьи-то заслуги, тем большую ценность они имеют, как для того, кто воздает должное, так и для того, кто получает признание.

И последнее: со способностью к кражам приходит ответственность. Не просто ответственность за совершенствование того, с чего вы начали, а обязательство неустанно искать новые идеи, которые можно украсть. Наша экономика – это длинная цепочка людей, передающих идеи туда-сюда, с каждым шагом улучшая их и подгоняя под каждую конкретную ситуацию. Если вы перестанете искать и будете лишь потреблять, вы нас подведете.

И да, разумеется, украдите эту идею. Но сначала усовершенствуйте ее, хорошо?

Сет Годин – безжалостный блоггер, учитель и предприниматель. «Вопросы, которые стоит задавать» — это рубрика TED. На этой неделе мы задали вопрос: «Можно мне это позаимствовать?», чтобы углубиться в тему междисциплинарных инноваций и обмена идеями. Смотрите также историю о SkyBox Imaging – компании, которая использует неожиданные технологии для создания нового типа спутников, и интервью с Сюзанной Ли, соединяющей науку, моду и чайный гриб для создания необычного эффекта.

Автор перевода: Маргарита Тишина
Источник: blog.ted.com