Почему ошибаться и проигрывать спор иногда бывает полезно

История о том, как фильм «Тихоокеанский рубеж» напомнил автору о глубоко сидящей потребности выигрывать споры.
История о том, как фильм «Тихоокеанский рубеж» напомнил автору о глубоко сидящей потребности выигрывать споры.

Последний спор у меня произошел (подумать только!) после просмотра фильма Гильермо дель Торо «Тихоокеанский рубеж». Когда мы с приятелем вышли из кинотеатра, он сказал: «Это было потрясающе». Я, напротив, считал, что это был всего-навсего средненький фильм об инопланетном нашествии.

Сначала у нас возникло небольшое разногласие. Но через 15 минут мой приятель уже заявлял, что этот фильм – сияющий бриллиант в куче мусора, нахлынувшего летом в кинотеатры, блестящий удар по фильмам жанра катастрофы. Я, наоборот, обвинял его во всех грехах современного кино: слишком много действия, слишком много тестостерона, и уж чересчур много жертв. «Погоди, но ты же хорошо провел время за этим фильмом», — подумал я, при этом продолжая его ругать.

Спустя час с начала нашего спора у меня раскраснелись щеки, и я осознал, что уже не просто выражаю свое мнение. Я был твердо намерен выиграть спор, отвергая аргументы моего друга, даже если с ними можно было согласиться. В этой схватке я хотел во что бы то ни стало заставить признать свою правоту. И от этого мне было как-то не по себе.

Этот глупый спор заставил меня задуматься: почему людям так важно доказать свою правоту, оставить за собой последнее слово в споре, чего бы это ни стоило? К счастью, два выступления TED — одно опубликованное сегодня, а другое, уже ставшее классикой, в 2011 – обращаются к этому непреодолимому желанию…и, проникая глубоко в суть проблемы, предлагают способы его преодолеть.

Философ Дэн Кохен провел десятилетия, совершенствуя искусство ведения спора. Тем не менее в сегодняшнем выступлении, которое прошло в колледже Колби, он признается, что сейчас он проигрывает интеллектуальные дебаты чаще, чем когда-либо.

Почему? Потому что он перестал смотреть на дебаты так, как их обычно представляют: война с жестокими битвами и разделением на победителей и проигравших.

«Когда мы говорим о спорах, мы используем много военной лексики. Мы хотим видеть жаркие споры с накалом страстей. Аргументы, бьющие точно в цель. Аргументы, разящие наповал», — говорит Кохен, анализируя то, как мы спорим. «Но если спор – это война, то проигрывая войну, люди учатся на своих ошибках, значит и в споре из ошибок нужно извлекать уроки.

В этом выступлении Кохен раскрывает, почему представление о споре, как о войне, так ограниченно – потому что оно выстраивает отношения противостояния. Оно делает акцент на тактике (нужно разбить доводы оппонента), а не на настоящих размышлениях (есть ли в них смысл?), и перекрывает путь к переговорам, компромиссу и сотрудничеству. Ведь в конце концов, кто становится победителем в споре? По мнению Кохена, любой, кому удалось расширить свои взгляды на мир. Это не обязательно должен быть один человек. В идеале все участники дебатов могут углубить свое понимание проблемы.

Выступление Кохена напомнило мне об уже ставшим классикой выступлении Кэтрин Шульц «Не бойтесь ошибаться». На TED2011 Шульц указала на парадокс из этой же серии: хотя мы все знаем, что человеку свойственно ошибаться, мы терпеть не можем признавать, что мы неправы. «Фактически мы все в итоге путешествуем по жизни замкнувшись в этом маленьком пузырьке чувства своей невероятной правоты во всем», — говорит Шульц.

 

В один из потрясающих моментов своего выступления она задает вопрос: что вы чувствуете, когда ошибаетесь? Хотя сначала нам инстинктивно хочется ответить, что мы чувствуем себя ужасно, она утверждает, что это происходит, только когда мы осознаем, что неправы. До этого момента, ошибаясь, мы чувствуем себя так же, как если бы были правы. Часто появляется нечто, указывающее нам на нашу ошибку, тем не менее мы стараемся этого не замечать. Если вы неправильно разобрали строчку в песне, ничего страшного не случится. Но если дело доходит до сильных убеждений, влияющих на здоровье и благополучие окружающих или нашей планеты, последствия могут быть катастрофическими.

Но более того, объясняет Шульц, потребность в правоте просто не дает нам развиваться.

«Самым непостижимым и трагичным является то, что упускается весь смысл человеческого бытия», — говорит она. «Если вы действительно хотите вновь открыть чудеса, вам необходимо выйти за пределы этого крошечного, закошмаренного пространства правоты и посмотреть вокруг, друг на друга и обратить внимание на необъятность и сложность Вселенной, и найти в себе силы сказать: «Ого! Не знаю. Может я ошибаюсь».

И в таком случае, я готов признать: возможно, есть вероятность, что я был не прав насчет «Тихоокеанского рубежа».

Автор перевода: Маргарита Тишина
Источник: blog.ted.com