Почему моя семья уехала: Таня Луна рассказывает о бабушках, которые остались в Чернобыле

Таня Луна уехала из Украины, когда ей было 6 лет. Здесь она делится своими размышлениями о женщине, которая осталась после трагедии в Чернобыле. Фото: Райан Лэш
Таня Луна уехала из Украины, когда ей было 6 лет. Здесь она делится своими размышлениями о женщине, которая осталась, после трагедии в Чернобыле. Фото: Райан Лэш

После аварии на Чернобыльской АЭС, 350 000 человек вынуждены были принять нелегкое решение: остаться в своих домах, рискуя попасть под воздействие радиации, или покинуть свою родину. Подавляющее большинство людей уехало.

Но в сегодняшнем впечатляющем докладе Холли Моррис знакомит нас с группой пожилых женщин, которые вернулись в Чернобыль после катастрофы, обустроившись прямиком в токсичной зоне. Предпочтя знакомые места, одинокой, искусственной жизни в Киеве, эти бабушки живут на земле своих предков, на радиоактивной почве, в течение последних 27 лет. «Дом и окружающие люди – это те силы, которые противостоят излучению», — заключает Моррис.

В прошлом году другой оратор TED представил иной взгляд на последствия Чернобыля. Выступая на TED@New York, Таня Луна рассказала о красоте и несчастье ее собственного детства, когда ее семья была вынуждена, вследствие ядерной катастрофы, переехать в США. После просмотра выступления Холли, она делится своими собственными мыслями, в отношении решения ее семьи об уезде, и о том, что стало с их жизнью с тех пор.

Это выступление очень меня тронуло, потому что оно напоминает мне о моей собственной бабушке. Вместе со мной, матерью, отцом, сестрой и нашей собакой, после аварии на Чернобыльской АЭС, она решила покинуть Украину и уехать в США. Несколько стран предложили нам убежище, и мы ухватились за эту возможность. Это был даже не вопрос. Там не было «что если?» и «должны ли мы?»

После аварии пошел черный дождь. У моей сестры выпали волосы. Я осталась одна в то время и провела девять месяцев в больнице. Ко мне не пускали родственников, и мама подкупила работника больницы и получила униформу медсестры. Она пробиралась ко мне каждую ночь, чтобы посидеть рядом со мной. Пять лет спустя, благодаря счастливой случайности появилась возможность получить убежище в США. Но когда нам предложили убежище, я уже прошла полный курс восстановления, и мы жили достаточно далеко от эпицентра катастрофы, и думали, что худшее уже позади. Мы уезжали не только из-за страха радиации.

Мы уезжали из Украины, потому что нам приходилось стоять во многочасовых очередях, чтобы купить такие вещи как молоко и колготки. Потому что мы больше не доверяли нашему правительству. Потому что из-за крошечного мебельного магазина отца, мы получали угрозы от людей, которые не ценили его бизнес (т.е. капитализм). И потому что все говорили, что Америка была лучше (во всех отношениях). Плюс — и эту часть трудно объяснить – в Америке были .

Для моей бабушки, Америка лучше почти во всех отношениях. Ей уже 87 и ее жизнь проще, безопаснее и комфортнее, чем когда-либо в Украине. На ее 80-летии было более приглашено около 100 гостей – все, с кем она сдружилась здесь, в Нью-Йорке. Дома, у нее было от силы несколько друзей. Так что, для меня было удивительно, что она всегда ностальгирует.

С самого детства я остро переживала печаль, которая отражалась на всех других эмоциях. Может быть, жизнь в нищете и война оказывают такой эффект (в одно время моя семья ела только сырую картофельную кожуру, чтобы не умереть от голода), но я думаю, что это больше связано с расставанием с домом. Я не могу представить себе это чувство. Как и Холли Моррис, я тоже больше привязана к моему ноутбуку, чем к какому-то месту. Каково это – чувствовать себя «вдали от дома» уже более 20 лет? А сейчас, когда наш мир меняется с такой скоростью, вся концепция «дома» превратится в пережиток прошлого?

После просмотра этого TED Talk, я позвонила своей бабушке и маме и спросила, почему они думают, что те женщины остались. Моя мать настаивала, что у них просто не было лучших вариантов. Уехать – значит стать бездомным и потерянным — правительство не всегда обеспечивало жертвам аварии новую жизнь. Но потом бабушка сказала: «Конечно, они остались. Это их дом. Это их сердце».

Моя мать сказала, что она скучала по дому некоторое время, но пережила это. Она до сих пор вспоминает о том, какие сладкие были фрукты, какой свежий был воздух, но она счастлива там, где она находится сейчас. И все же моя бабушка сказала: «Когда вы оказываетесь оторваны от того, что вам дорого, вы всегда будете чувствовать пустоту».

Мне становится жаль мою бабушку, когда я думаю, что она никогда не «переживет этого». Зная, что она всегда будет далеко от дома, даже если она вернется, чтобы посетить родные месте. Но часть меня также испытывает печаль от того, что у меня никогда не будет тоски по дому, которого у меня никогда не было и не будет, и чувства ностальгии, которое я и множество людей моего поколения никогда не испытают.

Автор перевода: Влад Дремов
Источник: blog.ted.com

Похожие статьи

8 советов о том, как сделать вашу жизнь более удивительной от Тани Луны, эксперту по сюрпризам