Какова взаимосвязь между сном и психическим здоровьем? Интервью с нейробиологом, специализирующемся на изучении биологических ритмов, Расселом Фостером

russellfoster-qa

Мы проводим около трети нашей жизни во сне – может показаться, что все время, проведенное в постели, является пустой тратой времени. Но со слов нейробиолога Рассела Фостера, все совсем наоборот.

В сегодняшней речи на TEDGlobal Фостер отвечает на вопрос, на который никто не может дать окончательного ответа, — почему мы спим. Мы знаем, что это жизненно важно для нашего общего состояния здоровья, что это каким-то образом связано с нашей памятью и что без сна мы более подвержены несчастным случаям. В интервью невролог также предоставит несколько советов, как лучше выспаться и развенчает некоторые общепринятые мифы относительно сна.

В Университете Оксфорда Фостер изучает биологические ритмы – наши внутренние суточные часы, которые диктуют, когда нам спать, и которые частично регулируются воздействием света. Согласно последним исследованиям ученого, неправильный биологический ритм может иметь отношение к психическим заболеваниям. Фостер и его коллеги обнаружили, что пациенты с рядом болезней – от шизофрении до биполярного расстройства – имеют тяжелые нарушения цикла сна. Это исследование может повлиять на диагностику психических заболеваний определенные характеристики сна могут помочь в выявлении расстройства. Исследование также в итоге может привести к появлению новых методов лечения психических болезней посредством настройки сна через световую терапию.

Группа исследователей во главе с Фостером также выявили, что лишение сна усложняет восстановление в памяти травмирующих образов и событий, что могло бы иметь терапевтические результаты для людей, страдающих посттравматическим стрессом. Его лаборатория также изучает новые многообещающие способы изменения биологических часов организма. И Фостер считает, что мы так далеки от изобретения лекарства, предотвращающего нарушения ритмов организма.

Как бы вы описали вашу область научных исследований человеку, далекому от науки?

Меня интересует, как наши биологические часы и наш сон формируются нашим мозгом, и каким образом они регулируются светом. Мои интересы охватывают фундаментальную неврологию с изучением экспериментальных моделей на животных (мышах), а впоследствии, используя полученную информацию, попытаться изменить клиническую практику, существенным образом используя науку в целях улучшения качества жизни человека. Мне повезло работать в команде, объединяющей ученых и практикующих врачей, которые обмениваются между собой имеющимися опытом и информацией на действительно конструктивной и захватывающей основе.

С чего начинается исследование сна? Что привело вас именно в эту область исследований?

Я начал исследовать сон, потому что изучал 24-часовые биологические ритмы. 24-часовые циклы организма оказывают глубокое влияние на структуру сна. И на мой взгляд, абсолютно захватывающим является тот факт, что около 36% нашего поведения формируется во сне. Таким образом, с точки зрения нашего поведения, сон – это наиболее важное занятие, которым мы занимаемся на протяжении жизни. Но мы рассматриваем сон как болезнь, которая нуждается в лечении, или ненужный изъян.

На самом деле, это сон – это основная часть нашей биологии. Так мне стало интересно попытаться исследовать эту довольно большую область, которая делает нас теми, кто мы есть. В течение 5-летнего курса обучения в медицинском университете преподается всего 1 или 2 лекции о сне на примере одной самой простой электроэнцефалограммы – это не дает студентам какого-то представления о неврологии сна. А если вы практикующий врач, к примеру, терапевт, то, по расчетным данным, от 30 до 40 % всех жалоб пациентов будут, так или иначе, связаны с проблемами со сном. Это действительно важная составляющая биологии человека и имеет огромное применение в клинической практике, но пока что она по большей мере игнорируется как в плане преподавания, так и в плане фундаментальной науки.

Вы упомянули, что большая часть ваших исследований основана на экспериментах на животных. Когда я думаю об исследовании сна, я представляю себе тестируемых в лаборатории объектов, подключенных к разным проводкам, и ученых, наблюдающих за ними через одностороннее окно. Вы проводите подобные исследования на людях в специальных лабораториях по изучению сна?

Мы стремимся отойти от подобных лабораторий сна, потому что я заинтересован в использовании бесконтактных приборов, которые могут измерить характеристики сна и бодрствования на протяжении длительного периода времени. Я очень обеспокоен тем, что в целях эксперимента человека необходимо переместить из его естественной домашней среды в лабораторию на 2 ночи, а затем экстраполировать результаты, полученные в непривычных для человека условиях, на действительность.

В Оксфорде мы используем другой подход, измеряющий характеристики сна в домашней обстановке человека. И это особенно важно при изучении пациентов с психическими заболеваниями. Мы должны получить полную картину восприятия, которая отобразит, что происходит со сном пациентов в их нормальных условиях.

И хотя мы действительно проводим подобные эксперименты в «лабораториях сна» и используем полученные результаты, в будущем я хочу уйти от этого. Фактически, наш институт уже развивает направление по работе с биоинженерами, такими как Гари Клиффорд, который разрабатывает такие потрясающие приборы, которые могут отслеживать циклическую активность во время отдыха и целый ряд других направлений в психологии и поведении человека без необходимости нашего наблюдения за этим день за днем. Также у нас в планах использовать технологии мобильных телефонов, чтобы транслировать полученную информацию в лабораторию, таким образом, нам не придется даже скачивать информацию с прибора на лабораторное оборудование. При помощи мобильных телефонов данные будут передаваться нам в конце каждого дня.

Какие исследования вы пока еще проводите в «лабораториях сна»?

Есть весьма интересные данные, изучением которых занимается наша аспирантка Кейт Порчерет, о последствиях лишения сна. В ее обязанности входит сидеть рядом с такими пациентами, чтобы убедиться в том, что они действительно не спят всю ночь. Это подразумевает, что она также не должна спать всю ночь, и вы понимаете, что это достаточно трудно. Но причина, по которой она этим занимается, заключается в том, что она хочет изучить последствия, которые оказывает бессонница на возможность вспомнить травматичные события. Эксперимент заключается в следующем: людям показывается 20-минутный видеоклип, содержащий гнетущие сцены похорон, автомобильных катастроф и тому подобное. И затем изучить эффект от лишения сна на возможность вспомнить эти события. Что особенно интересно, она обнаружила, что воспоминания (события из этих роликов) значительно хуже, если человек лишен сна. И, безусловно, это имеет реальные последствия для людей с посттравматическим стрессом. Обычно людей с посттравматическим стрессом уговаривают поспать, убеждают в этой необходимости. И, оказывается, это приведет к тому, что воспоминания об этих неприятных событиях станут более отчетливыми вместо того, чтобы помочь мозгу забыть их.

Эти исследования могут привести к созданию курса лечения для людей с посттравматическим стрессом?

Да, исследование принесло очень важные результаты. На самом деле, информация очень, очень интересная. И, как вы уже заметили, я считаю, эти данные имеют серьезные клинические выводы.

Что изначально привело вас к идее найти взаимосвязь между сном и психическими заболеваниями? Были ли какие-то особенные случаи или исследование или пациент?

Раньше я никогда не работал в области исследования психических заболеваний. Но однажды у меня была случайная беседа с психиатром в лифте больницы – я тогда еще работал в Лондоне. Он сказал: «Все знают, что пациенты с шизофренией имеют ужасные проблемы со сном. Еще бы! Конечно, у них будут проблемы со сном, потому что у них нет работы, они поздно ложатся спать, поздно просыпаются, пропускают мои приемы и не имеют друзей».

Мне его слова показались странными и бессмысленными. Тогда я стал изучать это и выяснил, что исследования пациентов с психическими заболеваниями с нарушениями сна ведутся с 1880х годов. Таким образом, это явление подробно описано в литературе, но в значительной степени игнорируется. Когда люди снова стали поднимать эту тему в 1970-х годах, они предположили, что проблемы со сном могли быть результатом применения антипсихотических средств, которые как раз появились в то время, но, конечно, игнорировался тот факт, что проблемы со сном обсуждались и до появления антипсихотических средств и предыдущие 100 лет. А позже появился новый аргумент: дело не в антипсихотических средствах, проблема в социальных отношениях.

Это действительно меня заинтриговало. Мы использовали крошечный прибор в виде наручных часов, чтобы измерить циклы отдыха и активности у пациентов, у которых диагностировали шизофрению. Результаты были абсолютно удручающими – это были худшие характеристики сна, которые я видел, независимо от того, у мыши, или у человека. Это произвело на меня глубокое впечатление, и я подумал: «Продолжай!». Я тесно работал с моей коллегой Катариной Вульф. У Катарины появилась действительно хорошая идея параллельно сравнить циклы сон-отдых у безработных людей и пациентов с шизофренией. И на самом деле, у безработных нет чрезвычайно ненормальных характеристик сна; их показатели не сильно отличаются от работающего населения, так что можно сделать вывод, что отсутствие работы не может являться причиной. Кроме того, у нас было достаточно данных, чтобы предположить, что такие ненормальные модели сна появлялись независимо от применения антипсихотических препаратов.

Это заставило нас задуматься – это поведение настолько отличается от других, тут должно быть что-то еще. Это наблюдение, а также тот факт, что мы стали лучше понимать биологию сна, привело нас к мысли, что здесь наблюдается влияние не одной части мозга, а всех его частей. Многие части головного мозга вовлечены в процесс, порождающий сон, а также много нейромедиаторов мозга. Так все стало понятно. В основном это было так: если у вас есть дефект в одном из нейромедиаторов, который создает предрасположенность к психическому заболеванию, это окажет влияние и на ваш сон, потому что сон вызывается нейромедиаторами всего мозга. Это действительно сложно.

Может ли случиться обратное? Может ли нарушение сна также вызвать у людей, не имеющих психического заболевания, по крайней мере, подтвержденную историю болезни, ее симптомы?

Что действительно интересно — мы не можем знать наверняка. Считается, что в общих случаях для ненормального сна – например, в состоянии депрессии или предродовой депрессии – нарушения сна являются предпосылками самой депрессии. Таким образом, мы не знаем точно, могут ли нарушения сна привести вас к такому состоянию. Но очевидно, что если вы сможете крепко засыпать, вы сможете избавиться от некоторых психических симптомов. А так как нарушения сна предваряют депрессивные состояния, мне кажется, что нарушения сна форсирует появление таких случаев, которые, несомненно, имеют огромные клинические последствия. Стоит заметить, что мы имеем относительно небольшое понимание в отношении того, как действуют современные препараты для лечения психических заболеваний, как действуют антипсихотические средства. Многие из них имеют побочные действия. Таким образом, понимание того, что же такое нарушение сна – это совершенно новый путь к размышлению, каким образом избавить некоторых из таких ужасных состояний.

Мой следующий вопрос связан с вашим исследованием, ведущему к появлению новых методов лечения. Как они могут выглядеть?

Мы обнаружили, что тип нарушение сна, которым обладает пациент, всегда различный, и что нам необходимо сделать, это определить точный фенотип – определенную форму нарушения сна – и найти взаимосвязь с различными психическими состояниями. Стоит иметь в виду, что диагностика биполярного расстройства или шизофрении и остальных болезней имеет дело с огромным количеством признаков, и фактически нет четкого определения таких состояний. Характеристики нарушения сна, которые мы можем зарегистрировать у пациентов, могут помочь нам в более точной диагностике состояния. Зная тип нарушения сна, которым обладает пациент, мы можем задуматься, каким способом его изменить. Допустим, проблема в том, что цикл не регулируется условиями внешнего мира, например, циклом светового дня — мы обнаружили много пациентов, страдающих шизофренией, цикл которых смещается со временем. С каждым днем они встают все позже и позже. Теперь, зная об этом, мы можем предложить усиление светового потока в определенное время и убедиться, что они живут полностью в рамках ежедневного цикла день-ночь. Если их сон фрагментирован и нарушен, тогда нам нужно подумать о попытке его укрепления. Таким образом, характеристики, которые мы получим, в некоторой степени, сформируют тип лечения, которое мы хотели бы разработать.

Таким образом, для каждого человека будет создано индивидуальное лечение, зависящее от их специфических нарушений сна?

Тут каждый подумает: «О боже, это же ужасно сложно». Но на самом деле, благодаря тому, что мы можем отслеживать сон и пробуждение пациента в его естественной среде бесконтактно, то нам ничего не стоит выяснить природу состояния пациента вместо того, чтобы использовать снотворные. И в итоге, этот метод полностью оправдает затраты и поможет избежать потери времени и не потребует госпитализации пациента.

Учитывая, как много исследований на тему сна вы провели, вы никогда не пытались проанализировать свой собственный суточный биологический ритм, или ритм друзей, или членов семьи?

Я всегда ложусь спать довольно поздно, так что мой биологический ритм довольно поздний. И я всегда поздно просыпаюсь, и это ужасно, потому что мои коллеги назначают встречи на 8 утра, но я всегда отвечаю: «Нет, нет. Встреча начнется в 10». Таким образом, мой биологический ритм на самом деле приводит к конфликту с некоторыми моими коллегами. Что самое интересное, мы все работаем над биологическими циклами, поэтому все говорят «ах, ну да». Они более уступчивы, потому что знают, что, подстроившись под биологический цикл человека, можно получить от него максимальный результат. Отчасти это забавно, потому что мы выявили важность сна на самых разных уровнях. Это не потворство и не роскошь, действительно хороший ночной сон может оказывать огромное значение на способности человека к выявлению нестандартных методов решения сложных задач. Таким образом, если вы хотите получить максимальную отдачу от своей команды, дайте им выспаться так, как им это нужно.

Это звучит как серьезное оправдание. Можно просто сказать: «Это не подходит моим биологическим часам».

Именно так! Это абсолютная правда! И это очень интересно. Например, моя жена – «жаворонок», а я – «сова», и я всегда ей говорю: «Ты не можешь критиковать меня, таковы мои биологические часы!». Есть некоторые интересные исследования, показывающие, что самые долговечные браки между «жаворонками» и «совами». Циничные люди могут возразить: «Это потому что они редко встречаются». Но на мой взгляд, есть лучший аргумент: если вы можете справиться с тем, чтобы подстроиться под привычки своего партнера в отношении сна, это верный признак того, что приспособиться и к другим, менее важным особенностям поведения. Если вы можете уладить проблемы во время сна, с высокой вероятность вы решите и другие проблемы, возникающие в браке. Не могу сказать, что это верно на 100%. Но перед свиданием лучше уточнить: «Ты жаворонок или сова?»

Над чем вы сейчас работаете?

В данный момент мы работаем над способами эффективного изменения биологического цикла. И у нас есть ряд действительно интересных направлений, начиная от нарушений ритма организма до нарушений сна у пациентов с психическими заболеваниями.

Значит ли это, что однажды, когда я буду путешествовать по миру, я смогу принять таблетку и не буду так тяжело переносить разницу во времени?

Я бы сказал, что до недавнего времени это было маловероятно. Но наши исследования действительно увеличивают такую возможность изменения ритма организма наиболее эффективно. Информация действительно выдающаяся. Мы всего в нескольких шагах от этого, это будет возможно уже через несколько лет. Впервые у нас есть цель, которой до этого не было.

Автор перевода: Екатерина Зайцева
Источник: blog.ted.com

Похожие статьи

Неврология сна: Рассел Фостер на TEDGlobal 2013