Гигантский шаг назад: Нитин Рао для «Пятничной беседы с участником TED» о рекриминализации гомосексуальности в Индии

blog_ff-nitinrao

На прошлой неделе был сделан значительный шаг назад для ЛГБТ-сообщества. Верховный Суд Индии вернул в силу пункт 377 Уголовного Кодекса — закон 153-летней давности, рассматривающий гомосексуальность среди мужчин как преступление. Этот закон был пересмотрен Верховным Судом Дели в 2009 году, руководствуясь тем, что не следует аппелировать к консенсуальным актам, и, по сути дела, рекриминализовал гомосуксуальность. Правительство уже сегодня направило петицию в Верховный Суд с просьбой пересмотра данного решения, это кажется идеальным временем для того, чтобы поговорить с переводчиком Нитином Рао, который в 2009 году стал партнером TED. Пока он живет в Области залива в Сан-Франциско, Нитин может рассказать TED об особенностях отношения Индийской культуры к гомосексуальности, о том, как данный закон отражается на нем лично и как люди относятся к данному решению.

Расскажи, пожалуйста, о своем жизненном опыте как гея, выросшего в Индии.

Уже в юном возрасте я осознал, что меня привлекают другие мужчины, но я не сразу смог найти какое-либо определение этому, даже определить это словом «гей». Во время учебы в колледже никто из моих одноклассников не проявил себя как представитель ЛГБТ. На самом деле, согласно соцопросу, проведенному CNN-IBN в 2009 году, только 6% индийцев говорят, что у них есть друг нетрадиционной ориентации.

Узнав о моей ориентации, мой отец спросил меня: «Ты не мог бы подождать, пока мы умрем? Подумай о нас». Он очень боялся, что я могу публично проявить, что меня привлекают другие мужчины. Через много лет после этого разговора, когда уже я перестал скрывать это, я пытался объяснить моей семье, что гомосексуальность — это не медицинская проблема, что я достаточно ценю свою жизнь, чтобы делать обдуманный выбор. Они не должны ставить их гордость выше моего личного права любить человека, которого я сам выберу.

Какова позиция индийской культуры, касаемо отношений и ориентации?

Я вырос в семье, которая считалась прогрессивной и интеллигентной, тем не менее, мы никогда не разговаривали на темы, касающиеся отношений или секса. В стране, где 90% браков заключаются по договоренности, романтические отношения расцениваются как решение, принятое семьями, а не отдельными людьми. В такой обстановке даже мысль о том, что у кого-то может быть партнер того же пола, до сих пор шокирует, хотя постепенно все начинает меняться.

Как было воспринято решение о декриминализации гомосексуальности в 2009 году?

Это оценили достаточно высоко, хотя общественная реакция была вялой.

А 11 декабря 2013 г., когда действие 377 пункта вернулось в силу?

Это было неожиданностью. В то время такие страны, как США и Великобритания, легализовали однополые браки, весьма плачевно, что Индия пошла на попятную, пересмотрев поправку 2009 года.

Как данный закон действует на практике?

Он поощряет полицейские притеснения и взяточничество — полиция берет взятки, чтобы не исполнять закон. Так как по закону все половые акты, отличающиеся от традиционных гетеросексуальных связей, считаются преступлением, то даже люди с традиционной ориентацией, которые при этом не одобряют закон, в зоне риска. Что более важно — это вопрос о законнорожденности детей. Граждане Индии должны иметь возможность пользоваться правом на жизнь и свободу, не испытывая при этом страха.

vigil_1
Нитин Рао (справа) участвует в митинге против закона перед зданием Правительства в Сан-Франциско

Какова реакция ЛГБТ-активистов в Индии?

Организации, такие как Нац Фоундейшн и Хумсафар Траст и более мелкие локальные группы, например, Оринам в г. Ченнас и Гуд эз Ю (Good as You – такой же хороший, как ты) в Бангалоре проделали невероятную работу по обеспечению поддержки и ресурсов для ЛГБТ-сообщества, бросая этим вызов 377 пункту. События из разряда решения суда 11 декабря мотивируют данные группы, а также другие Южно-Азиатские группы ЛГБТ-диаспоры, например, Трикон — держаться вместе.

Помощь индийскому ЛГБТ-сообществу пришла благодаря кампании «Я, Союзник». Что это такое, и с чего это началось?

Это была инициатива Тушара Малика (сейчас участвует в кампании за права человека) из Альянса Равной Индии, который в 2013 году начал кампанию. Воодушевленный поддержкой, которую друзья с традиционной ориентацией оказали Тушару как студенту, живущему вне колледжа, он решил проехать через всю Индию и найти больше голосов поддержки, записывая их видео обращения.

Почему это было так важно?

Не каждый может найти поддержку в его ближайшем окружении, поэтому для ЛГБТ или сомневающегося молодого человека в Индии крайне важно видеть обычных людей день изо дня, которые бы выглядели как их друзья, родители, бабушки и дедушки, которые бы говорили на их языке. Чтобы кто-то выступил в их поддержку и сказал бы, что они не ошиблись, они не отличаются от других и всегда могут найти друга, который любил бы их такими, как они есть.

Люди в Индии и по всему миру могут просто выложить их видео на YouTube и написать «Я, Союзник» (“I, Ally campaign”) в тегах, отправить сообщение на адрес info@ially.org или упомянуть @iallycampaign, чтобы мы включили их в свой канал. Если возможно, они должны нарисовать «друзей равенства» на своих пальцах.

Как еще люди могут помочь движению?

Собственно говоря, когда будет следующее голосование, нам нужно, чтобы около 30% индийцев подтвердили, что они знают друга или члена семьи с нетрадиционной ориентацией. Каждому человеку в мире, даже если другие об этом не говорят, нужно разговаривать с людьми всех возрастных категорий о том, почему судебное решение по 377 пункту урезает базовые права индийцев, и почему это опасный прецедент для многих других несогласных.

А что будет дальше? Насколько сложно будет изменить это состояние отката назад?

Честно говоря, я не знаю. Но что меня воодушевляет — то, что некоторые политики, индийские бренды и обычные граждане, особенно молодежь, выражают свою позицию и перестают скрывать свою инаковость.

Можешь ли ты сравнить этот процесс с решением Верховного Суда по делу «Боуэрс против Нардвика», которое оставило в силе антисодомистские законы в Джорджии и, соответственно, США?

Я вижу пугающее сходство с делом «Боуэрс против Харвика». Разница в том, что мы не можем 17 лет ждать правосудия. Это не та Индия, которую мы заслуживаем.

У тебя есть еще что-нибудь добавить?

После того, как я опубликовал статью на Reason.com “Индия идет по неверному пути в правах геев», говоря о том, что никто не должен столкнуться с вопросом: «Ты можешь подождать, пока мы умрем?» — многие люди традиционной ориентации поделились, что у них были точно такие же ситуации, и они знают, каково это. Одна девушка рассказала, что ее отец был в шоке, узнав, что она полюбила парня-мусульманина. У кого-то другого была схожая ситуация, когда он сказал, что является атеистом. Как говорит мой друг Рамки Казхиюр-Маннар: «Я хотел бы видеть Индию как место, где каждый может чувствовать себя свободным, и я собираюсь приложить все усилия для этого».

Автор перевода: Юлия Сапрыкина
Источник: blog.ted.com