Экстремистами становятся, а не рождаются: Мубин Шэйкх с речью на TEDWomen 2015

 Мубин Шэйкх рассказывает историю своего пути от экстремиста к секретному агенту по борьбе с терроризмом. Фото: Марла Офмут/TED

Мубин Шэйкх рассказывает историю своего пути от экстремиста к секретному агенту по борьбе с терроризмом. Фото: Марла Офмут/TED

«Вначале я обрадовался атаке 9/11», — говорит Мубин Шэйкх. «Когда в новостях объявили о том, что самолет врезался в здание, первые слова, которые у меня вырвались, были “Бог велик”».

«Это не было естественной реакцией», — говорит Мубин Шэйкх. «Экстремистами становятся, а не рождаются», — объясняет он.

Шэйкх вырос в Канаде и посещал общественную школу с мультикультурым уклоном и добрыми, вдохновляющими учителями. Однако в его исламской школе, куда он ходил по ночам и выходным, избиения за непослушание были широко распространены. И все же, только будучи старших классах, он встал на путь радикализма. Это случилось одной ночью, когда он решил устроить вечеринку, во время отсутствия дома родителей. Его дядя был полон ярости, когда пришел к нему, он жестоко отчитал его за то, что тот устроил вечеринку, пока родители в отъезде, сказав, что он «обесчестил» дом его семьи. «Я думал, что единственным способом обрести честь было — удариться в религию», — говорит он.

Он ездил в Индию и Пакистан для того, чтобы изучать ислам. Там он подружился с группой экстремистов, превозносивших силу АК-47. «Я страстно увлекся джихадом», — говорит он.

Шэйкх вернулся в Канаду и стал активно набирать людей для этой цели. «В глазах друг друга мы были передовым отрядом борцов за веру, готовые истребить врагов любым необходимым способом».

Однако в его истории случился еще один неожиданный поворот, уже после 9/11. «Я вскоре осознал, что у меня не получается соотнести мое понимание религии с событиями, свидетелем которых я был», говорит он.

Он решил отправиться в Сирию, чтобы узнать об исламе еще больше. Увидев жизнь в полицейском государстве, он поменял свои взгляды. Он стал заниматься с научным специалистом в области изучения ислама, который бросил вызов его жестокому пониманию Корана. «Мои взгляды были глубоко ошибочны», — говорит он.

Он отвернулся от радикализма и вернулся домой. В первую неделю по возвращении, он наткнулся на статью в газете о мужчине, который был арестован, по подозрению в терроризме – и в этом мужчине он признал своего друга из исламской школы. Он позвонил в полицию. С этого времени он был принят на работу в качестве секретного агента по борьбе с терроризмом.

Шэйкх давал показания на судебных слушаниях пять раз за последние четыре года. Он не может рассказать нам много о своей работе, но он может рассказать, чему он научился, занимаясь этим.

Одна из вещей, которую я заметил, это присутствие людей, изменивших своих взгляды, в этих группировках», — говорит он. Значительное большинство таких «обращенных» становятся более правоверными мусульманами, чем, так называемые,  приверженцы от рождения. В условиях неправильного окружения, именно последние подвергаются наибольшей опасности попасть под влияние экстремистов».

«Радикализация – это процесс, — продолжает Шэйкх, — в рамках которого индивид начинает верить, что проявление жестокости в публичных местах является приемлемым». Существует множество причин, по которым это может случиться, некоторые имеют индивидуальный характер – к примеру, чувство заброшенности,  недостаток чувства причастности к чему-либо, тяга к приключениям – которые устраняются в тот момент, когда кто-либо сталкивается с экстремистами. «Когда ты становишься частью какой-либо группы, ты в большей степени склонен делать некоторые вещи, которые не стал бы делать сам по себе», — говорит он.

Вопрос заключается в том, как нам это предотвратить? По мнению Шэйкха, суть в том, чтобы прервать процесс радикализации и достучаться до людей раньше, чем они достигнут трагического исхода экстремистского пути.

«Я проехал тысячи миль и слушал и учился у тысячи людей, — говорит он, — я знаю, что сегодня я намного сильнее от того, что у меня есть глубокое понимание экстремизма».

Автор перевода: Марина Яцура
Источник: blog.ted.com

Похожие статьи

Картели как бизнес, терроризм как бренд, групповое насилие как эпидемия: 4 речи для переосмысления подхода к борьбе с жестокостью
Глаза Стефана Шарбоннье, созданные художником JR — лауреатом премии TED