Эко-деревня в Португалии: спасительное прибежище для разочаровавшихся в современном мире или утопия 21-го века?

featured_art_15509682524_85a6c8200d_o

Да, сексуальные отношения здесь не привязаны к институту брака, а вегетарианская пища, Wi-Fi и незагрязнённая окружающая среда воспринимаются как обычное дело. Но ветхие жилые дома, вопрос веры и отсутствие критики подобного уклада жизни вызывают много споров, пишет социолог Джейми Бартлет.

Солнце восходит над Португалией. Я стою в кругу незнакомых мне людей на вершине холма. С закрытыми глазами мы протягиваем руки вверх. В центре образованного нами круга лежат громадные камни, на которых стоит свеча, а подле неё – керамический кувшин с водой и посуда. Женщина в белой мантии что-то шепчет себе под нос. Сейчас мы заняты упражнением The Ring of Power, во время которого мысленно пытаемся остановить войну в Сирии.

Я нахожусь в эко-деревне Тамера, что в двух часах езды поездом от Лиссабона. Около 20 лет назад, без гроша в кармане, сюда приехала группа немцев, у которых, тем не менее, были амбициозные планы по устроению «лечебного биотопа» – места, где люди могли бы жить в гармонии друг с другом, природой и самими собой.

Раз в несколько месяцев жители Тамеры принимают посетителей и разрешают им пожить у себя какое-то время, чтобы они прочувствовали на себе, как здесь всё устроено. Это обходится в 350 евро на человека, плюс 30 евро каждый день на еду и жильё.

Тамера разделена на две части. С западной стороны расположен мини-городок для посетителей. В нём есть бар, кафе, кухня, комната для приёма пищи, культурный центр, книжный магазин, гостевой комплекс, женские и мужские общежития и актовый зал. С восточной же стороны живут 150 тамерцев. Они занимают несколько небольших стоянок, по 20-30 человек в каждой. В домах-фургонах, хижинах, юртах и лачугах можно увидеть как детей, так и пожилых людей. В целом, это место напоминает кемпинг.

Посетителями являются преимущественно состоятельные люди с Запада, которые недовольны тем, что им может предложить современный мир. Тамера – это детище психоаналитика Дитера Дума. Он участвовал в протестных студенческих акциях 1968 года, которые не возымели сколько-нибудь значимого эффекта. Подобно многим другим участникам протестов, Дитер решил, что не материальный мир нуждается в переменах, а духовный. Он пришёл к выводу, что нереализованное сексуальное желание, зависть и отсутствие доверия были главными причинами большей части проблем. В 1995 году Дум, его подруга Сабина Лихтенфельс и несколько других небезразличных людей основали Тамеру.

«Мы строим общество, основой которого будет доверие» – говорит Моника, наш гид. Ей уже 60 лет, живёт она здесь с 2000-го года. В Тамере нет полных семей: взрослые, например, живут либо одни, либо в отдельных для мужчин и женщин общежитиях. В деревне можно увидеть приблизительно 30 детей, большинство из них здесь родились. С 4 лет, под присмотром взрослого (не обязательно родителя), они находятся в специальном «Месте для детей». Согласно португальской образовательной программе, они учатся на дому. Также в Тамере проживают несколько португальцев, британцев и израильтян. Почти каждый здесь –  немец по происхождению.

Наряду с «основными отношениями», у многих тамерцев есть «дополнительные» сексуальные отношения. Они называют это «любовью, свободной от страха». Свободная любовь и открытость – ключ к достижению доверия. Кроме того, в Тамере проводятся ежедневные собрания, на которых люди обсуждают то, что их волнует. Это тоже способствует укреплению доверительных отношений между людьми.

Тамера является частью движения общин, которые называют себя эко-деревнями. Обычно они основываются усилиями 50-150 людей, которые хотят жить вместе, сохраняя при этом определённые социальные связи, поддерживая на должном уровне экономическую составляющую и не нанося вред окружающей среде. Согласно официальному списку «Идейных общин», на сегодняшний день существует 2.255 эко-деревень в 70 странах мира, начиная от слаборазвитой коммуны в Шри-Ланке и заканчивая известным поселением Кристиана в Копенгагене, насчитывающим 850 жителей. Времена неопределённости стимулируют движения, подобные этому, к ещё большему распространению. Уже только за первые 10 месяцев 2016 года было основано более 300 новых деревень.

Коммунам подобного типа сложно добиться полного самообеспечения. Построение новой деревни требует многих усилий, включая разработку технических ноу-хау. Дуглас Байи, учёный в сфере оптической физики, был обеспокоен состоянием окружающей среды. После нескольких посещений Тамеры, где он помогал жителям своими советами, он решил остаться у них на постоянное проживание. Теперь он – местный главный инженер, который вместе со своими двумя детьми и другими 30-ю людьми живёт в Солнечной деревне. «Сейчас у меня есть лишь 30 евро на счету в банке. Либо я чрезвычайно беден, либо же я живу в раю» – говорит он нам, проводя нас по деревне.

web_ready_15944705000_a3afbab2c7_o

Деревня представляет собой стоянку домов-фургонов и хижин, в центре которой расположены кухня под открытым небом, зона отдыха и несколько мастерских, где Дуглас, вместе со своими единомышленниками, может приблизить Тамеру к полному самообеспечению водой, едой и энергией. На кухне стоит зеркало Шефлера – система, построенная на двукратном отражении солнечных лучей и направлении их на камень, который нагревает чашки и сковородки. Благодаря специальному механизму, собранному из запчастей велосипеда, зеркало автоматически поворачивается за движением солнца. Летом такая система работает так же хорошо, как обычная газовая плита. В пасмурные дни на кухне применяется биогаз, полученный из отходов.

Дуглас также работает с немецким изобретателем Юргеном Кляйнвахтером, который построил теплицу, обеспечивающую кухню энергией. Когда солнечный свет попадает на специальные линзы, он отражается на трубки, наполненные растительным маслом. Горячее масло подаётся в двигатель, в котором нагревается воздух. Давление внутри двигателя растёт и приводит в движение поршень, вырабатывающий механическую энергию, которая потом превращается в электричество. Перед повторным использованием, масло вновь подаётся в теплицу и нагревает воду. Это безотходная система: масло бесконечно долго течёт, перенося тепло. «Вот вам пример другого типа мышления» – говорит Дуглас. «Мы – его часть».

Водоудержание в Тамере впечатляет. Южная часть Португалии чрезвычайно засушлива, но в Тамере всегда можно найти островки влаги. Совместно с пермакультуристами, жители работали над созданием ландшафта, который способствовал бы задержанию дождевой воды в подземных озёрах, источниках, прудах. В итоге, почва стала более плодородной, а фауна –разнообразной, в сравнении с соседними районами. Исследование, проведённое европейскими учёными, показало, что среди прочего, в Тамере увеличились залежи угля, улучшилось качество воды и нормализовался уровень грунтовых вод.

Жюль, тамерский советник из Великобритании, который описывает себя как «духовного хиппи», сказал мне, что со вторника по субботу, в 7:15 утра, Дитер и Сабина проводят семинары «Бог благоволит тамерцам». На каждый семинар обычно собирается около 30 людей. Нам с Жюлем даже предоставили переводчика. Дитер, в спортивных штанах, резиновых тапках и вязаной шапке, расположился рядом с Моникой. Немецкие голоса, которые эхом прокатываются по деревянному полу и стенам, создавая ощущение присутствия на лютеранских посиделках. В качестве приветствия, Моника начинает играть «The Gambler» Кенни Роджерса. Затем она вслух что-то читает. Оказывается, это была не Библия, а книга Дитера «Евангелие тогда и сейчас: мысли у Тевириадского озера».

Дитер даёт пояснение строкам, которые описывают суть его философии. Тамера – это не просто проект автономной коммуны. Это, как он говорит, «глубокая» структура реальности, которая находится за всем внешним и поверхностным. Такая реальность может быть достигнута, когда мы пробуждаем наше сознание посредством размышлений о духовном, посредством медитаций и «значимых встреч». Делая это, мы можем быть в гармонии с «морфогенетическим полем», созданным коллективными мыслями и поведением.

По мнению Дитера, морфогенетическое поле планеты нарушено жестокостью по отношению к мужчинам, женщинам, детям и природе. Но мы можем всё изменить. Конечная цель Тамеры – создать новый тип мышления, который сможет потом повлиять на поле и изменить его атмосферу к лучшему. «Этой силой мы можем передвигать горы!» – говорит Дитер спокойным уверенным голосом.

Впрочем, в словах Дитера нет ничего нового – Дипак Чопра написал несколько книг, в которых описано ровно то же самое. У Дитера говорится, что «Быть увиденным – это быть любимым», «То, что я могу осознать – это вся Вселенная». Очевидно, что его последнее утверждение – нонсенс. Но этот нонсенс зачастую принимается как какое-то глубокомысленное изречение.

Контроль и принуждение составляют основу любой формы общинной жизни. Кто стоит во главе общины? Какова его власть над её членами? Несмотря на то, что в Тамере отвергают догматический западный рационализм, жители деревни выработали свои собственные, не подлежащие обсуждению, правила. Изречения Дитера можно увидеть на стенах и плакатах. Юные тамерцы повторяют их почти слово в слово. Вопреки мнению большинства детских психологов, в деревне считают, что взросление детей в общине сказывается благотворнее на их психическом состоянии. Принимается за очевидное преимущество свободной любви над отказом от неё – якобы свободная любовь помогает достичь благополучия, хотя нет никаких доказательств того, что «несвободная любовь» в негативном ключе влияет на психическое и физическое здоровье.

Тамера – удивительное место: часть её отвратительна, часть немного волнующа, а ещё часть – просто впечатляюща. На мою просьбу показать, как тамерцы живут, Моника согласилась провести меня по всей общине. «Наши прошения на постройку маленького городка не находят отклика у властей» – говорит она по мере того, как мы проходим мимо трейлеров и хибарок. «Поэтому нам приходится переходить с места на место».

Здесь люди владеют не таким и большим состоянием: чаще всего весь достаток ограничивается лишь телевизором, несколькими книгами и одеждой из секонд-хенда. Обычно день начинается с медитации или размышлений о Боге, а затем каждый занимается своей работой. Моника показывает мне гончарную и швейную мастерские. В т.н. «Институте глобального мира» несколько людей склонились над ноутбуками и отвечают на письма, или же занимаются редизайном эко-деревни.

С 1970 года учёные всё чаще обращают внимание на неудачные попытки организовать и поддерживать общинную жизнь. Многие из основателей сдаются при первых же трудностях. Те из коммун, в которых выстроена строгая социальная иерархическая система, часто бывают замешаны в секс скандалах. Эгалитарный же уклад жизни коммун бывает причиной упадка межличностных отношений.

И всё же, Тамера не пришла в упадок. В то время как основатели деревни остаются главными идейными вдохновителями общины, большинство рутины возложено на плечи молодого поколения. В Тамере никого насильно не удерживают; кажется, будто каждый здесь искренне рад быть частью коммуны. Даже бывшие тамерцы – а таковых не мало – ничего плохого о коммуне не говорят. Сложно не восхищаться их преданности идее, открытости и оптимизму. Даже несмотря на некоторое неравенство внутри общины (дом Дитера значительно лучше домов других людей) чувствуется человеческое единение.

В то же время, Тамера, как община, не преуспела в своём развитии. Моника говорит, что всё внимание жителей сконцентрировано на «интеграции» деревни в Португалию. Возможно, это поможет получить разрешение властей на постройку городка. Оно нужно для того, чтобы население коммуны могло постепенно расти. Приблизительно половина энергии, которая идёт на освещение, обогрев, Wi-Fi, хранение продуктов в холодильниках, генерируется в Солнечной деревне. Часть из этой половины добывается с помощью солнечных панелей. Остальное берётся из государственной энергосистемы. Своими силами тамерцы на 25% могут обеспечить себя едой. Что-то приходится покупать у местных фермеров (Тамера – вегетарианская община). Приблизительно половина их дохода поступает от посетителей, таких как я. Зимой некоторые тамерцы возвращаются в мир с тем, чтобы заработать денег и с новыми силами приступить к реализации проекта. Их цель – не полное самообеспечение – они хотят оставаться открытыми миру. Впрочем, Моника говорит, что если Тамера и захочет отстраниться от мира, то для этого потребуется рост населения до 500 человек.

Согласно исследованиям Робина Данбара, оксфордского антрополога, сплочённые общины не могут разрастись до подобных размеров, потому что наш мозг ограничивает количество наших дружественных связей (TEDxObserver Talk: Can the Internet buy you more friends?). Эта теория названа Числом Данбара. По расчётам учёного, мы можем поддерживать отношения максимум со 150 людьми, что равно всему населению Тамеры.

Мне кажется, Тамера попала в положение, в котором она будет постоянно пытаться расти, но к значимым переменам никогда не придёт. Наверное, такова участь всех идейных общин: быть в постоянной борьбе и надеяться, что победа где-то совсем недалеко, где-то совсем рядом. Вероятно, если бы тамерцы действительно жили по теории Дитера касательно изменения мира, с их общиной не произошло бы ничего хорошего. Но пусть лучше она остаётся где-то между провалом и процветанием, дабы те, кто далёк от мыслей об улучшении мира, глядя на Тамеру, мог всегда найти себе пищу для размышлений.

Из книги Джейми Бартлета «Radicals Chasing Utopia: Inside the Rogue Movements Trying to Change the World».  Copyright © 2017. Опубликовано Nation Books, импринтом Perseus Books, LLC, дочерней компанией Hachette Book Group, Inc.

ОБ АВТОРЕ
Джейми Бартлет – директор Аналитико-социологического центра при Исследовательском центре Demos. Редактор и обозреватель. Автор «The Dark Net» – книги о разрешённых и запрещённых интернет субкультурах.

Перевод: Илья Макаренко
Источник: ideas.ted.com