Биология поведения: Роберт Сапольски на TED2017

Роберт Сапольски часто приходит в замешательство, когда речь заходит о жестокости и насилии. Он говорит о необходимости контроля за оборотом оружия, но, в то же время, любит поиграть в лазертаг (игра на поражение противника безопасными лазерными выстрелами из бластера-автомата – прим. пер.) Он против смертной кары, но его голова полна фантазий об убийстве Гитлера. По профессии, Роберт – нейробиолог; он занимается изучением стресса и его влияния на приматов, так что вполне естественно его желание выяснить, в чём же заключается парадокс двойственности человеческой природы.

Сапольски объясняет наше отношение к насилию результатом взаимодействия двух условий. Первое: «Мы не ненавидим насилие; мы ненавидим  не «наше» насилие. Когда насилие «наше», мы его поощряем, мы по-дружески приветствуем наших героев-насильников. Когда оно «наше», мы любим его» – говорит учёный. Второе же состоит в том, что «даже если среди нас есть ужасно жестокие люди, мы остаёмся на удивление сострадательными и бескорыстными».

Сапольски пытается ответить на вопрос: «Как понять, в чём смысл, с точки зрения биологии, наших лучших, худших и неоднозначных жизненных мгновений?» Ответ стоит искать в нашем прошлом, в прошлом, которое было до наступления мгновений.

Возьмём, например, такую ситуацию: вы – полицейский, и вы видите, как по направлению к вам бежит человек с предметом в руках, похожим на оружие. У вас есть доли секунды, чтобы принять решение и действовать. Вы стреляете. Сразу же после выстрела вы видите, что в руках у человека было не оружие, а мобильный телефон. Чем можно объяснить этот ошибочный поступок?

Во-первых, подумайте, что происходило у вас в мозгу за секунды до события. Особое внимание обратите на активность вашего центра эмоционального контроля – мозжечковой миндалины. Далее смотрим на факторы окружающей среды, которые в первую очередь стимулировали миндалевидное тело. К таким факторам относятся раса и пол человека, бегущего к вам, и даже чувство голода.

Рассматривая ситуацию не в пределах нескольких часов, а в пределах пары дней, стоит обратить внимание на ваше гормональное состояние. Если, например, уровень тестостерона у вас в крови был высоким, вы, с большей долей вероятности, смотрели бы на человека, бегущего к вам, как на угрозу. То есть, тестостерон влиял бы на ваше восприятие реальности, что, в свою очередь, стимулировало бы миндалевидное тело, под действием которого вы бы и нажали на спусковой крючок.

Последние недели и месяцы тоже важны для объяснения ваших действий. Продолжительный стресс на работе или дома может увеличить мозжечок и вызвать появление новых нейронных связей, которые побуждали бы вас к действию.

Вернёмся также и к вашей юности, когда ваш личный опыт и окружающая среда формировали вас нынешнего. А затем взглянем и на внутриутробное развитие, когда, во время онтогенеза, некоторые гены передавались плоду, а некоторые отсеивались.

И это только ваш мозг. Сапольски говорит, что нам следует посмотреть на наших предков, на их культуру, которая воздействовала на моральные ценности, которые, в свою очередь, теперь формируются и у вас. Ваша конечная остановка – миллионы лет до нашей эволюции из обезьяны в человека, когда закладывалась генетическая основа человеческого вида.

В итоге, по словам Сапольски, «если вы хотите понять ваше поведение, вам нужно понять абсолютно всё, начиная секундой ранее, и заканчивая миллионами лет до этого мгновения… это сложно, на самом деле».

Может показаться, что слишком много сил уходит на принятие вами решения нажать на курок, будто бы это – кульминация всей вашей жизни и работы всех ваших нейронных связей, и всего опыта за вашими плечами. Как бы там ни было, это не значит, что всё предрешено. Напротив, Сапольски говорит, что ключ к пониманию нашего поведения лежит в понимании нашей бесконечной изменчивости. «Мозг изменяется, а вместе с ним – и люди» – говорит Роберт.

Сапольски рассказывает историю Зенджи Абе, японского пилота, который совершал налёт на Пёрл-Харбор в 1941 году. Пятьдесят лет спустя, несмотря на это ужасное нападение, он встретился и извинился перед американскими ветеранами, которые тогда выжили. Впоследствии, они стали друзьями.

Перемена мыслей Зенджи заняла десятилетия, но не всегда нужно так долго ждать. Иногда для подобных перемен требуется пару часов, или даже минут. Сапольски также обращает наше внимание на Рождественское перемирие во время Первой мировой войны, когда британские и немецкие солдаты бросили сражение чтобы помочь друг другу перенести и похоронить тела павших воинов. Для изменения установки «мы против них» понадобилось лишь пару часов.

Он отмечает, что мы немногим отличаемся от Зенджи Абе или примирившихся на время солдат. В то время как нам преподавали историю с тем, чтобы не повторять ошибок, Сапольски предлагает противоположное: «Те, кто не переживает поразительные перемены внутри себя, те, кто не видит воочию, как мы улучшаем собственное поведение, никогда не поймут основополагающих принципов удивительных изменений».

Перевод: Илья Макаренко
Источник: blog.ted.com