259 969 людей, сидящих на одном занятии одновременно — почему именно так может выглядеть будущее образования

daphnekoller

«Иногда я вспоминаю мою речь на TEDTalk и пытаюсь понять, на каком этапе мы тогда находились. Мы сотрудничали с четыремя университетами, у нас было полмиллиона студентов и 37 курсов. Сейчас у нас более 6 миллионов студентов, более 550 курсов и с нами работают 107 организаций. «MOOC» (англ. Massive open online courses – Массовый открытый онлайн курс) уже стало модным словечком, которое у всех на слуху».

Дафна Коллер, сооснователь Coursera — одного из крупнейших коммерческих проектов MOOC, предается воспоминаниям. Она выступала на TEDGlobal в 2012 году, а всего через полтора года ее набравшая силу организация превратилась в гиганта высшего образования. Компания собрала 85 миллионов долларов для поддержки своего онлайн проекта, и по данным на 17 января 2014 года, Coursera могла похвастаться тем, что на курсы записалось больше 21,5 миллиона человек.

Самый популярный – курс социальной психологии Скотта Плауса из Уэслианского университета, который одновременно изучают 259 969 студентов. 259 969! Это очень отличается от старой университетской модели, где студенты, разделяющие одну и ту же точку зрения, собираются небольшими группами для оживленного обсуждения злободневных тем.

Для Коллер это также показатель более глобальных изменений, происходящих в мире высшего образования. «Поразительно, как далеко мы продвинулись в плане влияния, доступности и известности», — сказала она в одном из последних телефонных разговоров. «А еще нас очень удивило, что теперь совсем по-другому говорят о высшем образовании, о том, куда оно движется, об использовании технологий, обучении и т.д. и т.п. Когда мы начинали, даже когда я выступала на  TEDTalk, сама идея онлайн-образования воспринималась примерно так: «может быть, университет Феникса или какие-то местные колледжи и будут время от времени в этом участвовать, но в лучших университетах мы такими вещами не занимаемся». И это отношение определенно изменилось. Уже совершенно ясно, что благодаря онлайн-образованию способы обучения изменятся, вопрос только, когда и до какой степени».

Довольно импульсивные заявления. И, пожалуй, неудивительно, что эти слова порой заставляют волноваться педагогов и членов образовательного сообщества, по своему представляющих когда, как и в какой степени, система образования может измениться. Это случайно не снобизм наоборот? («Кто такие эти типы из Стэнфорда, чтобы браться за проблемы, которые не удается решить годами?») Очень может быть.

Но у критиков тоже есть кое-какие данные. С одной стороны, очень многие отписываются от курсов MOOC или не могут их закончить. Согласно исследованию mooc.com, в среднем в 2012 году до конца курсы прошли какие-то ничтожные 7 процентов участников.

А что же Коллер? Она отмахивается от такой критики как от «явного глубокого заблуждения». «В среднем половина записавшихся на МООС не появляются даже на первом занятии», — говорит она. «Точно так же некоторые листают каталог курсов какого-нибудь местного колледжа со словами: «Это должно быть интересно, и это тоже», и ставят рядом с ними галочку. И знаете что? Они вообще не приходят на занятия». Она считает, что мы должны не печалиться из-за этого, а рассматривать факты с другой стороны.

Например, что бы мы подумали о людях, которые покупают газету Нью-Йорк Таймс, но не читают ее от корки до корки? «Если кто-то бросил чтение на 13 странице, в этом виновата газета?», спрашивает она. «Точно так же, если вы берете книгу Тома Фридмана «Плоский мир», и, прочитав три главы, откладываете в сторону, это значит, что книга плохая или что эти три главы дали вам много пищи для размышления?

Еще одна вещь, которая возмущает критиков Coursera –  венчурный капитал, из-за которого, как полагают противники проекта, компании придется постоянно привлекать пользователей заманчивыми предложениями, чтобы взять с них больше денег. И снова Коллер даже не допускает таких сомнений. Она твердо заявляет: «Мы все держим под контролем. Мы понимаем устройство экосистемы высшего образования лучше большинства людей,  и я думаю, венчурные капиталисты не будут утверждать, что понимают образ мыслей типичного проректора. Поэтому они не давали нам никаких указаний, только пару хороших советов, вроде того, что нам нужно основательно продумать, как проникнуть на китайский рынок. Это нам, кстати, довольно неплохо удалось».

Самой Коллер в курсах МООС больше всего нравится то, что они возникают не как замена университетскому образованию, а как способ воплотить идею обучения в течение всей жизни. «Нам нужно каким-то образом внедрить идею непрерывного образования как можно глубже в основу нашей жизни», – говорит она. «Именно этим мы и занимаемся».

Автор перевода: Маргарита Тишина
Источник: blog.ted.com

Похожие статьи

10 ресурсов, где каждый может изучать программирование